1801c935     

Громыко Ольга - Рой



Ольга ГРОМЫКО
РОЙ
Скучная пора - осень. Красивая, сытная, но - скучная. Работы почти
никакой, ссыпанному в амбары урожаю не страшны дожди и засухи, летные хвори
миновали, а зимние еще не подоспели, нечисть, если где и водилась, за лето
отъелась и поутихла. Зимой, конечно, она снова оголодает и вернется, но,
увы, осторожные селяне предпочитают не будить лихо, пока оно тихо.
Не сказать, чтобы мне тоже особенно хотелось коротать ночи в
каком-нибудь сомнительном овраге, в придачу к гонорару зарабатывая насморк
под мелким, но неотвязным осенним дождем. Удивительное дело: прекрасная,
теплая и сухая погода может стоять неделями, пока мне не подвернется работа
на свежем воздухе, а там уж все к моим услугам - дождь, град, внезапный
заморозок или ураганный ветер, отклоняющий заклинания.
Денек выдался погожий, с утра небо не омрачало ни единой тучки.
Лошадка неторопливо трусила по едва приметной полевой тропке, я, расстегнув
кожаную куртку, обмахивалась берестяным свитком-объявлением, сорванным с
придорожного дерева, и очень надеялась, что место "свадебного колдуна" еще
не занято. Беспокоилась я, скорее всего, напрасно - вряд ли кому-нибудь еще
из дипломированных магов взбредет в голову шляться по глухим деревням в
поисках работы, а местные знахари-самоучки мне не конкуренты.
Смолкины копыта гулко застучали по дощатому мостику, перекинутому
через узкую, наполовину заросшую тростником речушку. Н-да, обидно будет
упустить такую работенку: с утра до вечера сиди себе за свадебным столом,
ешь и пей вволю, усиленно делая вид, будто оберегаешь молодых от порчи. А в
конце застолья не помешает проникновенно так, устало намекнуть
свежеиспеченному тестю или свекру (смотря кто платит), что только благодаря
твоим титаническим усилиям молодые не скончались в первую же брачную ночь
от безуспешных происков нечистых сил.
С горбинки мостика уже просматривалось село, десятка три ухоженных
домиков, крытых свежей соломкой. Издалека бросались в глаза спелые тыквы в
борозденках перепаханных полей. А еще дальше, за домами, полями и холмами,
у самого леса ярким солнечным пятном подменяла луговую траву спелая
пшеница.
Я даже остановилась и приподнялась на стременах. Нет, не померещилось.
Небольшое, круглое поле, играющее золотыми бликами. И ни одной полегшей
плешинки, несмотря на довольно капризное, ветреное и дождливое лето.
Интересно, кому это взбрело в голову расчищать и засевать поле так далеко
от жилья? Дураку ясно, что большая часть урожая достанется зайцам, кабанам
и птицам. К тому же, все рачительные хозяева давным-давно сжали колосья,
обмолотили зерно и сметали пустую солому в стога.
- Что скажешь, подруга?
Смолка, заядлая потравщица беспризорных злаков, одобрительно
всхрапнула и тут же боязливо прижала уши. Слух у моей лошадки тоньше
упыриного, не слышит она только моих гневных окриков и понуканий, зато
способна за десятки верст отличить волчий вой от собачьего и вывезти меня к
селению, одному-единственному на бездорожную, лесистую округу. Но внезапную
тишину мы распробовали одновременно. Кормившиеся на реке утки забились в
тростник, примолкли кузнечики, оставив нас наедине с недобрым шелестом
травы. Я обеспокоено покрутила головой и долго теряться в догадках не
пришлось - со стороны деревни на нас надвигалась маленькая, но очень
несимпатичная тучка, сопровождаемая ровным зловещим гулом.
- Не ерунди, Смолка, - преувеличенно бодро сказала я, на всякий случай
застегивая куртку и пряча руки в карманы. - Это всего л



Назад