1801c935     

Громов Дмитрий - Точка Опоры



Дмитрий ГРОМОВ
ТОЧКА ОПОРЫ
Я оттуда, где реки водою полны.
Где пшеница в полях колосится всегда
Там все люди имеют, что надобно им.
Но зачем я оттуда вернулся сюда?
"Марсианский пейзаж", группа UFO
Симанков в очередной раз взглянул на часы. Было без двадцати девять.
Пора было выходить. На ходу дожевывая бутерброд с сыром, он сунул ноги в
растоптанные львовские кроссовки на финской подошве, проверил, с собой ли
пропуск, подхватил стоящий в прихожей "дипломат" и хлопнул дверью. Каждый
раз ему казалось, что он опаздывает, и каждый раз он приходил за четыре
минуты до звонка. Вот и сейчас Симанков спешил, хотя знал, что успеет
вовремя. А купить сигарет все равно не успеет.
Правду говорят, что понедельник - день тяжелый. И что он начинается в
субботу - потому что уже в субботу начинаешь с тоской думать, что в
понедельник - снова на работу. Симанков не был лентяем или тупицей - он
был вполне грамотным инженером, и работать он хотел - именно работать, а
не создавать видимость, как это делали почти все в его организации. То
есть что-то эти люди все-таки делали, но результаты их труда потом
аккуратно подшивались в папки, складывались на полки, пылились там лет
десять или больше и, в конце концов, сдавались в макулатуру более молодыми
и более предприимчивыми сотрудниками.
При всем при этом (и это больше всего удивляло Симанкова) институт
регулярно выдавал экономический эффект, сотрудники получали премии, ездили
в командировки, защищались, и со стороны могло показаться, что институт и
впрямь приносит немалую пользу.
Но Симанков - то знал, что это не так. Знали и другие, но молчали. И
Симанков молчал.
Симанков свернул за угол, поднялся по ступенькам и толкнул дверь, на
ходу доставая пропуск. На часах было без четырех девять. Как обычно. Он
показал вахтеру пропуск и не останавливаясь прошел через проходную. Вахтер
посмотрел на Симанкова с таким видом, будто он, Симанков, был шпион
иностранной разведки, и вахтер это знал, но не имел доказательств, чтобы
тут же его арестовать. Впрочем, он на всех так смотрел. Кроме директора.
На директора вахтер смотрел, как на шпиона, только со спины. А при встрече
вскакивал и отдавал честь. А директор всякий раз добродушно хлопал вахтера
по плечу и шел дальше.
Симанков поднялся на третий этаж, расписался в журнале, поздоровался
с сотрудниками и уселся за свой стол. Прозвенел звонок. Рабочий день
начался.
На столе лежала записка от шефа. Шеф уехал на неделю в командировку и
на это время оставил ему задание. Задание было пустяковое - дня на два, не
больше. А потом до конца недели опять будет нечего делать.
Симанкову уже порядком надоели эти разовые задания, выполнив которые,
надо было идти к шефу и докладывать, что ты снова "безработный". Шефа,
правда, винить было нельзя - сам он работал за двоих, постоянно что-то
придумывал, организовывал, проверял, подписывал, вовлекая в это дело и
других сотрудников. Этот человек работал по-настоящему. Но остальным
выдавал разовые задания, на выполнение давал большие сроки, и тем, кто
мечтал лишь о том, "где бы ни работать, лишь бы не работать", такое
положение приходилось по вкусу. Только Симанков и еще двое молодых парней,
недавно закончивших институт, постоянно теребили шефа, требуя работы, но
шеф был всегда занят, и снова отделывался от всех троих разовыми
заданиями.
Симанков со вздохом достал последнюю оставшуюся в пачке сигарету и
отправился курить.
Под лестницей уже собралась обычная компания курильщиков - Славик из
от



Назад