1801c935     

Громов Дмитрий - Он Не Вернётся



Дмитрий ГРОМОВ
ОН НЕ ВЕРНЕТСЯ
...Опрокинутая чаша Дорана-3 заняла весь экран. Внизу, за прерывистым
покровом желтых облаков, уже можно было различить очертания материков и
крупных островов. Наш челнок шел на снижение. Он должен опуститься в
пустыне, милях в тридцати от города, чтобы не было свидетелей. Челнок
высадит меня и снова уйдет к базовому звездолету, на орбиту. Там будут
ждать сигнала. Я подам его, когда выполню задание.
Перегрузки нарастали. Меня вдавило в кресло. Кожа растеклась по лицу,
по рукам, я словно сплющивался - хорошо, что мне не привыкать, другой бы
на моем месте не выдержал. Но у меня это уже восьмая планета. И там, внизу
- Крэй. Единственный, кто смог добраться до Абсолютного Исполнителя. И
после этого Крэй исчез. То есть, не совсем исчез. Его индикатор работает,
и работает в режиме "СОС". На звездолете все время держат пеленг, да и у
меня в браслете - встроенный пеленгатор. Я должен найти его и вытащить. На
Альтанге хотят знать все, что узнал Крэй. Но это для Центра. А для меня -
для меня Крэй просто друг. Мы вместе замерзали на Сонтре, вместе
отбивались от туземцев на Моранге-2, на Ингре он три дня тащил меня на
себе, когда мне прострелили обе ноги, а на Киоте я шел ему на выручку,
когда он один отбивался от целой банды фанатиков, узнавших, кто он такой.
Помню, тогда пришлось поработать излучателем - они стояли до последнего.
И вот теперь меня послали выручать Крэя. И я его найду и вытащу, чего
бы это мне ни стоило. Плевал я на то, что он узнал, и на Центр тоже - мне
нужен Крэй, мой друг Крэй.
Экран затянула мутная пелена облаков. Через несколько минут сядем.
Экран резко светлеет. Внизу, совсем близко, видно скалистое плато,
наполовину засыпанное грязно-желтым песком. Это место посадки - мы вышли
точно в заданный район.
На мгновение мы зависаем над плато. Штурман осторожно поворачивает
ручку гравикомпенсатора, и наш челнок аккуратно опускается - ни шума, ни
грохота, ни даже толчка - штурман знает свое дело. Несколько секунд мы
молча сидим на своих местах. Потом я начинаю отстегиваться. Тяжесть здесь
умеренная, чуть меньше, чем на Альтанге. Это хорошо - я люблю планеты с
пониженной гравитацией.
И вот я стою у выходного люка.
- Счастливо вернуться.
- Пока, ребята. Ждите сигнала.
Я спрыгиваю на землю, и люк за мной мягко захлопывается. Все,
начинается работа.
Песок здесь твердый, слежавшийся. Идти по нему достаточно удобно. Я
засекаю направление по пеленгатору и, не оглядываясь, двигаюсь туда, куда
указывает красная стрелка. Размеренный, не слишком быстрый, но и не
слишком медленный шаг. Через шесть часов я должен быть в городе.
Не выдерживаю и все же оглядываюсь. Грязно-желтый, под цвет
местности, диск челнока мягко отрывается от земли, на секунду зависает в
воздухе и стремительно уходит вверх. Снизу диск серо-голубой, и он почти
сразу сливается с небом. Все. Я остался один.
Я открыл глаза. Звенел будильник; за окном сонно булькали голуби.
Было семь часов утра. Теплое майское солнце било прямо в глаза. Пора было
вставать.
Опять эти сны. Это началось около года назад. Четкие, логичные сны,
как хорошие цветные фильмы. Там меня звали Влад, и я был косморазведчиком
с планеты Альтанг. Передо мной по очереди проходили все планеты, на
которых я побывал - я не только видел их, но и слышал грохот выстрелов,
чувствовал пьянящий запах огромных цветов в джунглях Ингры и смрад
горелого мяса на Киоте, у меня болели простреленные ноги, я ощущал вкус
крови, когда, закусив губ



Назад