1801c935

Громов Дмитрий - Вычислитель



fenzin.hypermart.net
Дмитрий Громов
Вычислитель
Глава 1. ИЗГНАННИКИ
Если бы кому-нибудь взбрело на ум отведать здешней воды, он несомненно
нашел бы, что она горька, имеет внятный тухлый привкус и вдобавок заметно
солоновата - не настолько, чтобы ее совсем нельзя было пить, однако вполне
достаточно, чтобы напрочь отбить такое желание у любого, кто не издыхает от
жажды.
И вид воды тоже не радовал глаз. Вдавив кружку или котелок в упругий
ковер из переплетенных растений, жаждущий мог нацедить порцию бурой от тор-
фяной взвеси жижицы, часто с маслянистой пленкой на поверхности и всегда с
полчищами суетящихся крошечных организмов, совершенно безвредных, но вызы-
вающих омерзение даже у не слишком брезгливого человека.
Бредущий по болоту не умер бы от жажды, не имея при себе опреснителя
или фильтра с ионообменником, совсем нет. Более того, потребление солонова-
той воды не грозило его здоровью по меньшей мере в течение нескольких не-
дель, а что до неприятных ощущений, то это, как водится, дело сугубо личное
и мало кому интересное. Равным образом никого и никогда не интересовало,
грозит ли обезвоживание организма тому, кто проведет на болоте свыше нес-
кольких недель. Прожить на болоте так долго - уже невероятное чудо, требую-
щее столь же невероятного везения, и вода тут совершенно ни при чем.
Легенды были, да. Но не статистика. Ни на Хляби, ни на любой другой
планете, освоенной людьми, статистика не оперирует категориями невероятно-
го.
Большой автобус без окон, со значком департамента юстиции на борту
низко протянул над плоским берегом, погасил скорость возле вышки энергоиз-
лучателя, убрал антиграв и с коротким скрежетом опустился на щебенистую
почву. Судя по скучной невыразительности подлета и посадки, управлялся он
киберпилотом, давным-давно нащупавшим оптимальную последовательность манев-
ров на данном маршруте и не склонным экспериментировать. Чмокнув, лопнула
дверная мембрана. Подобно дразнящему языку, выдвинулся и лег на щебень
трап.
Те, кто вышел из автобуса, четко делились на две категории: люди с
оружием и невооруженные. Последние были скованы между собой наручниками в
длинную цепочку. Их было десять: семеро мужчин и три женщины, одетых в тю-
ремную униформу - тяжелые башмаки, черные обтягивающие штаны, мешающие че-
ресчур быстрой ходьбе, не говоря уже о беге, черные тюремные робы с большим
белым кругом на спине, светящимся и в темноте, однако же не настолько ярко,
чтобы помешать прицеливанию.
Одна из женщин всхлипывала. Мужчины угрюмо молчали. Кружилась и лезла
в глаза мошкара.
По знаку старшего в команде, немолодого плотного служаки со скромными
нашивками лейтенанта и лицом кирпичного цвета, конвойные рассыпались цепью
и взяли оружие на изготовку. Пусть у осужденных нет ни малейшего шанса из-
бежать наказания, в деле исполнения приговора случается всякое. Кто-то мо-
жет вообразить, что умереть, попытавшись убить другого, - легче.
Первым от человечьей гирлянды отцепили ничем не примечательного мужчи-
ну лет тридцати пяти. Подтолкнув в спину - мимо вышки, к болоту, начинавше-
муся шагах в ста, - сообщили сиплой скороговоркой:
- Туда. Пройти двадцать шагов, повернуться, ждать. Марш. Мужчина потер
запястье. Оглянулся через плечо.
- Кордонный невод снят?
- Специально для тебя оставили, - ухмыльнулись сзади. - Пошел, умник.
Других задерживаешь.
Мужчина сделал шаг. На втором он по-футбольному пнул носком ботинка
кучку мелкого щебня - веером брызнули камешки. Через несколько метро



Назад