1801c935

Громов Дмитрий - Души Воров



Дмитрий ГРОМОВ
ДУШИ ВОРОВ
Кабак стоял под высоким обрывом, возле самой воды. Весной, когда Волга
разливалась, кабак затапливало; летом же прямо у входа сушились рыбачьи
сети и лежала вверх брюхом лодки. Посетители, откушамши, отдыхали на
лодках, ведя сытые беседы. Тех же, кто был шаток, выводили почтительно под
локоть или просто за-руки-за-ноги.
Взойдя в кабак, Семен выбрал место у окна. Тут же к нему подскочил
половой с внимательной и сальной ухмылкой на лице. Семен заказал еду и,
немного помешкав, шкалик водки. Он рассудил, что строгого бати рядом нет,
а он, Семен, выпивку сегодня вполне заслужил. Приятно было почувствовать
себя солидным мужиком, пьющим вот так вот, запросто.
С едой приходилось подождать. А вот водку с закуской половой принес
сразу. Опрокинув шкалик в себя, Семен заерзал на скамье, устраиваясь
поудобнее. Он был доволен. Воз с сеном удалось продать в городе всего за
день - намного быстрее, чем управлялись отец и дядья. Вырученные деньги,
завернутые в холстину, приятно тяжелели за пазухой. Семен не мог
удержаться от того, чтобы иногда не пощупать сверток сквозь одежду. Если
дела пойдут так же хорошо, можно будет осенью сыграть свадьбу и начать
строить дом. Подумав о свадьбе, Семен заулыбался и принялся рассматривать
посетителей кабака - мужиков, раскосых степняков, стрельцов царевых людей,
скучающего за стойкой горбоносого целовальника.
Вдруг блуждающий по затылкам, щекам и опущенным векам взгляд наткнулся
на чужие колючие зрачки. На него смотрел щуплый цыганистый мужичонка с
жидкими волосьями, прилипшими ко лбу.
"Харя-то воровская..." - размыслил Семен. В следующий момент мужичонка
опустил глаза и принялся что-то высматривать на рукаве армяка.
Вскоре Семену принесли миску с ухой.
Аромат от нее, казалось, проник аж в голову до самого затылка и Семен
начал благоговейно отхлебывать густую горячую жижу, оставляя на потом
куски рыбы с алыми перепончатыми плавниками.
Когда прозрачные окуневые косточки сложились на столе в пирамиду, Семен
облизал ложку и, подняв глаза, снова встретился взглядом с чернявым.
"Ну, и смотри, за погляд денег не берут", - слегка икнув, благодушно
подумал Семен и отвернулся к маленькому окошку. За окошком виднелся
противоположный пологий берег Волги. Скатывающееся к горизонту солнце
красило его в золотой цвет, выделяя подрумянившиеся к концу лета деревья и
травы.
Вдруг его похлопали по плечу. Семен обернулся и увидел, что
черноволосый сидит уже рядом. Вблизи стали видны многие мелочи - хитрые
уголки глаз, ущербные зубы, проколотая мочка уха.
- Э, парень, - заговорил, широко улыбаясь, чернявый. - Ты, вижу, один,
и я один. Давай выпьем, я угощу.
- Давай, - ответил Семен, а мысленно добавил: "Только ежели будешь
шустрить, вор, я меж глазгнок-то тебе засвечу".
К делу Угоняй, так звали чернявого мужичонку, приступил не сразу. Он
долго петлял, травил непристойные байки, не забывал подливать Семену
водку. И только когда тот заметно захмелел, Угоняй начал подбивать свои
клинья.
- Ты, Сгма, совсем еще, не серчай, хлопец. Но скажу тебе не тая,
любо-дорого на тебя глянуть. В плечах сажень, ряха и того ширше. Красавец,
да и только. Ты, Сгмка, многого в жизни достоин. Не сеном отцовым тебе
надо торговать - на сене много шиш поимеешь. Везуху - ее хватать надо
двумя руками.
Сцапаешь везуху - и она твоя.
Заметив, как Семен вдруг насторожился и попытался разогнать хмельные
чары, Угоняй схватил его за плечо и, приблизившись почти вплотную,
зашептал:
- Да ты не



Назад