1801c935

Громов Александр - Завтра Наступит Вечность



Александр Громов
Завтра наступит вечность
Необычная находка в сибирской тайге — и!..
Самый настоящий “космический лифт” оказался в руках обычной коммерческой фирмы? Очень даже возможно.
А как же отреагирует на такое наше государство? И, в первую очередь, наши СПЕЦСЛУЖБЫ?
...Ожесточенная схватка за обладание таинственным космическим артефактом и невероятные приключения в неизвестных мирах и многое, многое другое.
Это — Александр Громов, какого вы еще не знали.
Прочитайте — и проверьте сами!
Пролог
Краешек Земли показался в левом нижнем углу лобового экрана. Планета была повернута ко мне Индостаном, но сам полуостров прятался в облаках, выставляя на обозрение объедок западного побережья. Над океаном копились новые облачные массы, чтобы, набрав силу, атаковать сушу.

Ничего не поделаешь — муссонный сезон.
Прежде я был уверен, что когда-нибудь мне надоест глазеть на Землю со стороны, как рано или поздно надоедает однообразный ландшафт, несмотря на погоду и сезонные изменения. Однако пока не надоело.

Когда летишь на. высоте полутора тысяч километров, Земля успевает поворачиваться под тобой прежде, чем ты успеешь посетовать на однообразие. А на следующем витке она уже другая — и сама успела немного измениться, и ты ее видишь с другого ракурса. Жаль только, что в моей капсуле нет иллюминаторов — есть экран, и неплохой, но это все равно не то.
Вся пакость в том, что капсула не должна отражать никаких радиоволн в диапазоне от метров до миллиметров. Многослойная склейка иллюминаторного стекла их отражает, хотя и слабо. Тем не менее это отражение на порядок выше допустимого.

Трехсантиметровый объектив камеры — вот и все, что конструкторы капсулы могли себе позволить оставить вне поглощающей поверхности. Ну, еще антенны и сопла двигателей. Строго говоря, и этого много.

Каждая операция проводится в рамках расчетного риска.
Наружный слой обшивки — специальный пластик. Понятия не имею, из чего его делают, это что-то шибко высокотехнологичное, но наносится он при помощи обыкновенного пульверизатора.

Как всякий пластик, он сильно “газит” в вакууме, страдает от бомбардировки космическими молекулами, неговоря уже о пылинках, и быстро стареет, поэтому процедуру напыления приходится повторять чаще, чем нам бы того хотелось. Нудная процедура, но совсем нетрудная, ее можно проделывать прямо в ангаре. Куда труднее возобновлять поглощающий слой на обшивке квазистационарной станции “Гриффин”, или попросту “Гриф”, — тут не обойтись без многочасовой работы в открытом космосе, удовольствие ниже среднего.
Говорят, что “на подходе” какой-то новый поглощающий материал, практически полностью гасящий в себе не только радиоволны, но и инфракрасные лучи. Для наших капсул он бесполезен, а “Гриф” будет покрыт им только с нижней стороны, обращенной к Земле, ну и понятно — к научным спутникам НАСА и Еврокосмоса с их инфракрасными детекторами.

Иначе нельзя. Законов термодинамики еще никто не отменял: поглощающий объект должен светиться в тепловом диапазоне как абсолютно черное тело, если его обитатели не хотят испечься по типу пирогов в духовке. Избыток энергии надо куда-то сбрасывать.

Ходят слухи, что со временем этим избытком будут подзаряжаться аккумуляторы станции, но когда наступит это время, никому не известно.
Третий, ты готов? — каркнуло прямо в ухо. Я убавил громкость и взглянул на монитор локатора. Пусто.
Готов. Но я его не вижу.
Не торопись. Выход на дистанцию поражения через две минуты. На всю работу у тебя не более семи секунд.
Бездна времени.
Уда



Назад