1801c935

Громов Александр - Идеальная Кандидатура



Александр Громов
ИДЕАЛЬНАЯ КАНДИДАТУРА
— Боюсь, откажут...
Я искоса поглядел на человека, чье кресло было придвинуто к моему вплотную. Человек нервничал, это было заметно и без признаний. Его руки не находили себе места. Что ж, на его месте я бы тоже нервничал.

А еще лучше — встал бы и ушел, не дожидаясь решения комиссии.
На его месте... Смешно.
Человек наклонился ко мне и зашептал в ухо:
— Вы знаете, у меня шпора. На пятке. Иногда ничего, а иногда ходить прямо-таки невозможно. Терплю. Очень больно, а терплю.

Я им ничего не сказал, но мне кажется, они знают. Взгляд такой... сочувствующий. Но ведь это ничего, что шпора, да?

Я думаю, ее можно даже не удалять, все равно там почти всегда невесомость...
Я кивнул. Не было смысла напоминать ему, что на станции имеется обязательная беговая дорожка, что при неизбежных маневрах иногда придется переносить на ногах и двойную тяжесть... да мало ли еще что. Не было смысла разбивать в осколки его надежду.

Пусть ее рушат другие.
Генерал в мундире с нашивками за безупречную службу смотрел на меня сквозь дымчатые очки:
— Вы действительно интересуетесь кометными ядрами?
Я помедлил с ответом. Врать в присутствии расположившегося рядом с генералом психолога было опасно.
— Да как вам сказать...
— Чудесно! — расцвел психолог. — Значит, не очень? Это именно то, что нам нужно! Понимаете, многие специалисты, влюбленные в свое дело, вольно или невольно начинают иммунизировать данные, подгонять, так сказать, под выдуманную на досуге рабочую гипотезу, а кто нам даст уверенность в том, что гипотеза верна?

Пять лет в облаке Оорта с одним лишь коллегой могут развить эту тенденцию до степени болезненной страсти. Нам нужна абсолютная достоверность данных, а значит, нам нужен по возможности незаинтересованный человек.

Кстати, я говорю это вам для сведения, а не для распространения. Незаинтересованный человек, но обязательно доброволец с развитым чувством ответственности, вы меня понимаете?

Если здоровье такого человека не помешает ему работать на станции, он будет идеальной кандидатурой. Мне начинает казаться, что вы можете нам подойти.
— Спасибо.
— Последний вопрос, — сказал генерал. — Я знаю, что у вас есть стаж работы в ближнем внеземелье. Но почему именно исследовательская станция «Комета-три»? Имейте в виду, облако Оорта — это на пять лет, и отпусков у вас не будет. Предел дальности для ракетной техники.

Самый заурядный обмен радиограммами займет несколько месяцев. Если с вами что-то случится, Центр не сможет вовремя прийти на помощь. Отсюда повышенные требования к здоровью.

Кроме того, напоминаю, вам предстоит работать с Упыряевым, это уже говорит само за себя. Он ценный работник и космический старожил, отработал уже два срока и согласен остаться на третий, но характер у него... Слыхали, — наверно?
Я вежливо кивнул. Нет, работать с легендарным Упыряевым бок о бок мне пока еще не доводилось, но наслышан о нем я был предостаточно. Известный всему внеземелью мизантроп, склочник и хам.
Ничего, перетерплю. При таких-то условиях контракта!
— Нам нужно понять, что заставляет вас искать этого места. Сумма прописью? Я замялся.
— Смелее!
— Да.
Генерал и психолог переглянулись.
— Зачем вам деньги?
— Я должен ответить? — спросил я.
— А как вы думаете? Я вздохнул.
— После окончания моего контракта я буду обеспечен лет на пятнадцать. Это позволит мне соглашаться не на всякую работу, а лишь на такую, которая будет доставлять мне удовольствие. Извините, если вы ждали от меня чего-то другого.
— Нет, что вы,



Назад