1801c935

Громов Александр - Год Лемминга



Александр ГРОМОВ
ГОД ЛЕММИНГА
Современная утопия
ГЛАВА 1
НЕНОРМАЛЬНЫЙ
...Фундаментальное условие жизни -
насиловать собственную сущность.
Филип К. Дик
Все-таки интересно: что чувствует охотник, видя, как волк - и совсем
не матерый - перепрыгивает через флажки?
...Кувырок. Ногой успеваю толкнуть дверь. Плотнее закрыть глаза
веками и руками, заткнуть уши, а рот, напротив, раззявить до боли, до
хруста связок...
Вспышка! Фиолетовый кинжал бьет из щели под дверью - сквозь ладони,
сквозь веки. Ошеломляющий удар пробует на разрыв мои барабанные перепонки.
Чудовищно. Гул в голове, цветные медузы в глазах... Не слышу, но чувствую,
как на этаже осыпаются чудом уцелевшие оконные стекла. Полсекунды - прийти
в себя. Интересно, водились ли тараканы в этом доме? Мир их праху.
Еще минута - самое большее - такой обработки, и до меня доберутся, в
какой бы отменной форме я ни находился. Должны добраться. Люди делают свою
работу как положено - упорно и размеренно. Спешить им в общем-то некуда.
Если меня не возьмут здесь, то, на крайний случай, выдавят с четвертого
этажа на пятый, далее на шестой, а над седьмым только чердак и плоская
крыша - сохранилось же близ центра Москвы этакое маломерное панельное
чудо! Похоже, меня специально загнали сюда: здание и прежде не было жилым,
а теперь и вовсе назначено к сносу; в выстуженных объемах не соблазнится
заночевать самый неприхотливый бомж. Удобно!
А любопытно: как долго меня пасли, прежде чем попытаться взять?
Наверно, не больше нескольких часов - с той самой минуты, когда я
почуял неладное.
Они знают, что выхода у меня нет, и вряд ли догадываются о том, что я
этого не знаю, да и знать не хочу. Но осторожничают: до группы захвата
никак не может дойти, как это непрофессионал, не имеющий спецподготовки,
уже ушел от них один раз и намеревается уйти вторично...
Так и вижу, как из-за угла длинного коридора на мгновение
показывается голова в шлеме. Второй шоковой гранаты не будет, и у меня
есть несколько секунд. Торопясь, ревизую свое имущество и обматываю руку
до плеча перистальтической обоймой на липучке. Триста патронов, пали - не
хочу. Длинноствольный "шквал" с глушителем удобно ложится в руку,
фиксаторы хватают запястье, обеспечивая точность боя. Типично бандитское
оружие, заряженное до упора. В прошлый раз мне удалось оторваться без
стрельбы...
Немного прошляпил, ничего не поделаешь. Если бы они не осторожничали,
а сразу навалились дурным нахрапом, удача могла бы повернуться к ним
лицом.
Мягкие кошачьи прыжки... Бросок!
Их двое. Вывалившись в коридор, бью длинной очередью по ногам,
перекатываюсь к противоположной стене. Пуля щербит плитчатый пол там, где
я только что был: у одного коммандос сдали-таки нервы. Второй лежит
недвижно - видно, в болевом шоке, а этот, задетый в мякоть, вопит на все
здание. На четвертом этаже становится неуютно, пора уходить выше.
Легкая слабость - на мгновение меня цепляет скользящий наугад растр
мозгокрута в режиме подавления,- но моя защита в порядке, и теперь я точно
знаю расстановку сил. Пробиться вниз все еще нереально, и на лестничный
пролет тоже не сунусь, напрасно там ждут меня с нетерпением. Э нет, свой
мозгокрут как оружие я не применю, и не надейтесь: без наглядных уроков
знаю, что нацбез не наступает дважды на одни и те же грабли. Пусть плоская
коробочка в нагрудном кармане поработает в скромном режиме защиты, никаких
специальных чудес мне от нее не надо.
Этим парням-скорохватам можно даже посочувствовать. Как толь



Назад