1801c935

Грог Александр - Время Кризиса 1



  А-ДР ГРОГ
  
   "ВРЕМЯ КРИЗИСА"
  
   Типа от автора:
   Если бы я когда-нибудь написал книгу, то не иначе это оказалась бы сказка. Типичная Рождественская сказка - чтобы в ней, как принято, сначала все было плохо-плохо, а потом хорошо, хорошо, хорошо... до тошнотиков. Хорошо - это когда всем по заслугам.

Зло наказано, добро вознаграждено. Чтобы к концу все плакали от умиления. Даже сейчас, когда я пишу эти строки - плачу. Есть причины, поверьте. Слава всем святым, что Рождественская История не может быть длиннее рождественской недели.

Это хорошо. Иначе трудно ее пережить.
   Еще меня раздражают истории, в которых не указан год, когда произошло событие. И место. От этого возникает много путаницы, им перестаешь верить.

Если бы я когда-нибудь описал собственную историю, она называлась бы примерно так: "Семь дней под созвездием Задницы или 1999-ый Прибалтики". Это название отобразило бы географию, дату и суть. Но если б нашелся такой же сумасшедший редактор, чтобы напечатать ее, он многое урезал бы, и уж точно само название. С его нелегкой руки (что уж говорить об остальном), максимум, на что можно рассчитывать, это следующее:
  
   "СОЗВЕЗДИЕ З-цы или 99-ый ПРИБАЛТИКИ"
   (история, рассказанная ресторанным конферансье)
  
   Типа пролог:
   "А где мне еще занудствовать, как не здесь, где ни одна пьяная рожа не швырнет в тебя огрызком яблока, никто не полезет со своими комментариями сказанному, а максимум, чего можно ожидать - не читая проскочат несколько абзацев или страниц, либо заснут с нею, либо в сердцах захлопнут. Я этого не увижу и знать об этом не буду. Где же мне изгаляться в словоблудиях, как не здесь? Поблистать пируэтами мыслей на дешевой распродаже, да подсунуть шуточки времен перехода Суворова через Альпы..."
   /Это уже один знакомый коллега, тоже Конферансье (не я - я более талантлив) и тоже по поводу выхода собственной книги/
  
   А вот теперь уже типа роман:
  
   День ПЕРВЫЙ - "Такое вот кино..."
   (Понедельник)
  
   БАЛЕТ В ПОДВОРОТНЕ
   "Глава, подтверждающая, что всякое тело всегда падает так, что причиняет себе максимальные неприятности..."
  
   В мире нет Вечных Двигателей, зато полно Вечных Тормозов. Я и не собирался притормаживать в этой подворотне.

Но после того, как различные учителя сумели-таки убедить меня, что кратчайшим расстоянием между двумя точками является "прямая без приключений", я возымел привычку совмещать свою тягу к срезанию углов с похвальным обычаем огибать неприятности по максимально широкой дуге. Ведь, это у бестолковых животных - рефлексы, а у гордых человеков - привычка. Та самая привычка, что, по скучному обыкновению, является второй нашей оболочкой.
   Подворотня имела весьма хитрую конструкцию, но не по капризу неизвестного архитектора, а потому, что из давнего сплетения домов один в незапамятные времена изъяли, как больной зуб. На новый уже не нашлось ни времени, ни денег.

Но стена домов недолго раздражала своей щербатостью - жильцы постепенно заставили освободившуюся территорию сараями да гаражами. И загулял по двору годами не выедающийся запах мочи. Редкий прохожий, отягощенный переизбытком влаги, не находил тут благостную возможность ощутить, что жизнь все-таки может быть прекрасной.
   Надо сказать, что в этот ночной час и я оказался здесь не по воле сердца, а вовсе иного органа. По причине, что "девки голосисястые спать не дают". Мой телик (ненавистная жвачка для глаз) к ночи выдал столь завлекательный эпизод, что возникла острая необходимость срочно сб



Назад