1801c935

Гришковец Евгений - Одновременно



ЕВГЕНИЙ ГРИШКОВЕЦ.
ОДНОВРЕМЕННО.
(МОНОДРАМА)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Рассказчик – молодой человек тридцати-сорока лет.
Рассказчик стоит вне «ринга», потом подходит к нему и после небольшой паузы
шагает внутрь. И еще через небольшую паузу обращается к зрителям.
Рассказчик. Совсем недавно я узнал… Точнее… Не знаю, как сказать… Я узнал
такую вещь, которая меня не то чтобы огорчила или разочаровала… Или удивила… Не
знаю.
И вот тут надо обязательно объяснять, потому что может показаться, что то,
о чем я буду говорить, это для меня очень важно. А так покажется потому, что я с
этого начал, а вы же про меня ничего не знаете, и то, с чего я начал, будет
первым, что вы про меня узнаете, и поэтому может показаться, что это для меня
очень важно. А я мог бы на самом деле говорить о многом… Многом другом… Просто
то, с чего я начну, я узнал совсем недавно…
Тут вот какое дело,…я себе представлял, что… ну, это устроено одним
образом, а оказалось, что оно устроено совершенно иначе. Точнее, не
представлял,…у меня не было об этом никакого представления,…у меня было, скорее,
ощущение… Хотя нет… У меня было больше, чем ощущение, но меньше, чем
представление… О том, о чем я сейчас скажу. Короче…
Недавно я узнал, что машинисты и, вот эти, локомотивы, ну, то есть
тепловозы, электровозы, ну вот эти,…на железной дороге… Но, главное – машинисты…
на своих локомотивах…, не едут из,…допустим из,… Омска до Москвы, или из
Челябинска до Хабаровска, или, я не знаю,… из Питера до Берлина, а на какой-
нибудь не очень далекой станции…, ну, в смысле, выехали из Омска, доехали до
ближайшей узловой станции, там у них состав отцепляют, разворачивают, подцепляют
другой, и обратно в Омск. И так они все время, из Омска отъедут… и обратно в
Омск. И так все время… И это ладно еще Омск или Хабаровск, а то вообще… какая-
нибудь узловая станция с невнятным названием…, и они с этой узловой станции до
другой узловой станции и обратно. И… вот так… туда – обратно, туда – обратно…
И не то чтобы я об этом думал, про машинистов и эти локомотивы. Это же
странно – думать про локомотивы. Я никогда не мечтал быть машинистом, не
представлял себе, что буду прощаться с женой перед долгим рейсом и говорить:
«Дорогая, не волнуйся! Через неделю вернусь, не переживай, что со мной может
случиться!» А она бы мне отвечала: «Осторожней, дорогой, я слышала в новостях,
что на Урале такой снег, такие заносы, поосторожнее, не гони…» Нет, я так не
думал и так не мечтал. Просто, ну я же ездил на поезде… На поезде! То есть
садился на поезд, ехал в Москву или из Москвы… То есть все мы ехали… Ехал… Ел,
спал, смотрел в окно, читал чего-то, беседовал… беседовали, скучали, выходили на
станциях, курили… ну, то есть я-то не курю,…но тоже выходил со всеми, как бы
покурить, просто так говорят – выйти покурить… Ну, то есть ехал поезд. Поезд! Не
машинисты, паровоз, вагоны и я, а что-то целое, ну, то есть поезд. Целый поезд.
А ведет его,…конечно, машинист. Вот так вот – долго, скучно, но… Вот так… Едем.
А тут я узнаю, что он-то едет до ближайшей узловой станции и обратно. И это
мне как-то… я не знаю… ну… не понравилось. Просто я узнал об устройстве мира
что-то такое, что мне не понравилось. Потому что, когда узнаешь, как что-то
устроено… Не то чтобы это перестает нравиться, но от прежнего отношения к тому,
об устройстве чего ты узнал,… ничего не остается… Может быть, тебе это и раньше
не нравилось, просто начинает не нравиться по-другому. Понимаете… по-другому.
Просто все имеет свое



Назад