1801c935

Гришин Константин & Лукьяненко Сергей - Мушкетер Ищет Фею



Константин Гришин, Сергей Лукьяненко
Мушкетер ищет фею
Предисловие к циклу произведений Владислава Крапивина "Мушкетер и Фея"
Нет на Земле человека, которому не пришлось бы учиться. И разговор вовсе
не о школе или институте, на самом-то деле мы всю жизнь только и делаем, что
учимся. Футболист не сразу научился играть в футбол и не путаться в ногах,
первый забитый в стену гвоздь вошел как-то кривовато у самого умелого
строителя, ну а нарисованная в детстве космическая ракета даже у будущего
великого художника походила на морковку, поджариваемую на костре.
Но так уж устроена жизнь, что мы легко забываем свои первые неумелые
опыты. И футболист поверит, что играл в мяч с детского сада, строитель - что
родился с молотком в руках, художник - что его самые первые рисунки были "как
живые".
Писателю труднее. Самые первые его рассказы остаются навсегда. Можно взять
их, прочесть - и досадливо заметить неуклюжее слово, неудачную концовку или
неубедительного героя. Да и сюжет уже кажется совсем не таким захватывающим,
как раньше. Вот почему писатели неохотно переиздают свои ранние вещи. На это
нужна не просто смелость (ну, в конце концов, все с чего-то начинали), а еще и
уверенность, что ты все говорил правильно. Может быть, чуть неумело, но
честно. А самое страшное, когда писатель видит: в старых рассказах он был куда
честнее и искреннее, чем ныне...
Владиславу Крапивину, нам кажется, не страшно было издавать свои ранние
рассказы. А читателям не скучно будет их читать - даже сейчас, когда так
изменился мир вокруг нас. Ведь самое главное, о чем пишет Владислав Крапивин,
никогда не менялось и не изменится.
Конечно, уже по первым рассказам видно, что перед нами писатель, пишущий о
детях, причем не только для детей, а так, как писали Аркадий Гайдар, Астрид
Линдгрен, Алан Милн, Памела Трэверс - для всех, у кого в душе навсегда
остается частичка детства. И речь в рассказах идет не только о мальчишках и
девчонках, играх и приключениях, но и о том, что составляет самую суть детства
- постижении мира, дружбе, преодолении самого себя. О том, как трудно сделать
шаг, преодолевая свой страх ("Звезды пахнут полынью"), помириться с другом
("Минута солнца"), сохранить верность своей мечте ("Планшет") или обрадоваться
чужой сказке ("Крепость в переулке").
Главное, чему все мы учимся в детстве - жить среди людей. Любить, дружить,
отличать благородство от низости, а смелость от страха. Все это остается с
человеком на всю жизнь, и счастлив человек, научившейся этим истинам в детстве
и не забывший их, когда стал взрослым. Это вовсе не так просто, как может
показаться. Ведь иногда у человека, особенно у маленького по возрасту
человека, просто не хватает опыта и умений, чтобы понять самого себя. Он не
может, например, сказать "я влюбился", потому что влюбился-то он первый раз в
жизни. Писателю, когда он пробует рассказать о первой любви, из-за этого в
десять раз сложнее. Конечно же, Тоник из рассказа "Подкова" не сумеет
признаться, что влюбился в Лильку, он даже про себя или шепотом такого не
скажет. Вместо него это должен сделать писатель и так тихо и бережно, будто
перед ним не лист бумаги, а белый одуванчик, готовый разлететься от громкого
дыхания. И если Алешка из "Летчика для особых поручений" или Журка из
"Журавленка и молнии" были уже постарше, да и рассказ о них был длиннее, то в
маленьком рассказе задача у писателя оказалась куда более трудной.
Можно увидеть в ранних рассказах Владислава Крапивина и еще две темы,



Назад