1801c935

Грин Александр - Эпизод При Взятии Форта 'циклоп'



Александр Степанович Грин
Эпизод при взятии форта "Циклоп"
I
- Завтра приступ! - сказал, входя в палатку, человек с измученным и
счастливым лицом - капитан Егер. Он поклонился и рассмеялся. - Поздравляю,
господа, всех; завтра у нас праздник!
Несколько офицеров, игравших в карты, отнеслись к новости каждый
по-своему.
- Жму вашу руку, Егер, - вскричал, вспыхивая воинственным жаром,
проворный Крисс.
- По-моему - рано; осада еще не выдержана, - ровно повышая голос,
заявил Гельвий.
- Значит, я буду завтра убит, - сказал Геслер и встал.
- Почему - завтра? - спросил Егер. - Не верьте предчувствиям. Сядьте! Я
тоже поставлю несколько золотых. Я думаю, господа, что перед опасностью
каждый хоронит себя мысленно.
- Нет, убьют, - повторил Геслер. - Я ведь не жалуюсь, я просто знаю
это.
- Пустяки! - Егер взял брошенные карты, стасовал колоду и стал сдавать,
говоря: - Мне кажется, что даже и это, то есть смерть или жизнь на войне, в
воле человека. Стоит лишь сильно захотеть, например, жить - и вас ничто не
коснется. И наоборот.
- Я фаталист, я воин, - возразил Крисс, - мне философия не нужна.
- Однако сделаем опыт, опыт в области случайностей, - сказал Егер. - Я,
например, очень хочу проиграть сегодня все деньги, а завтра быть убитым.
Уверяю вас, что будет по-моему.
- Это, пожалуй, легче, чем наоборот, - заметил Гельвий, и все
засмеялись.
- Кто знает... но довольно шутить! За игру, братцы!
В молчании продолжалась игра. Егер убил все ставки.
- Еще раз! - насупившись, сказал он.
Золото появилось на столе в двойном, против прежнего, количестве, и
снова Егер убил все ставки.
- Ах! - вскричал, горячась, Крисс. - Все это идет по вольной оценке. -
Он бросил на стол портсигар и часы. - Попробуйте.
Богатый Гельвий утроил ставку, а Геслер учетверил ее. Егер, странно
улыбаясь, открыл очки. Ему повезло и на этот раз.
- Теперь проиграться трудно, - с недоумением сказал он. - Но я не
ожидал этого. Вы знаете, завтра не легкий день, мне нужно отдохнуть. Я
проверял посты и устал. Спокойной ночи!
Он молча собрал деньги и вышел.
- Егер нервен, как никогда, - сказал Гельвий.
- Почему?
- Почему, Крисс? На войне много причин для этого. - Геслер задумался. -
Сыграем еще?!
- Есть.
И карты, мягко вылетая из рук Геслера, покрыли стол.
II
Егер не пошел в палатку, а, покачав головой и тихонько улыбаясь мраку,
перешел линию оцепления. Часовой окликнул его тем строгим, беспощадным
голосом военных людей, от которого веет смертью и приказанием. Егер, сказав
пароль, удалился к опушке леса. Пред выросшими из мрака, непоколебимыми, как
литые из железа, деревьями, ему захотелось обернуться, и он, с тоской в
душе, посмотрел назад, на черно-темные облака, тучи, под которыми лежал форт
"Циклоп". Егер ждал последней, ужасной радости с той стороны, где
громоздились стены и зеленые валы неприятеля. Он вспомнил о неожиданном
выигрыше, совершенно ненужном, словно издевающемся над непоколебимым
решением капитана. Егер, вынув горсть золота, бросил его в кусты, та же
участь постигла все остальные деньги, часы и портсигар Крисса. Сделав это,
капитан постоял еще несколько времени, прислушиваясь к тьме, как будто
ожидал услышать тихий ропот монет, привыкших греться в карманах. Молчание
спящей земли вызвало слезы на глаза Егера, он не стыдился и не вытирал их, и
они, свободно, не видимые никем, текли по его лицу. Егер думал о завтрашнем
приступе и своей добровольной смерти. Если бы он мог - он с наслаждением
подтолкнул бы солнце к востоку



Назад